Национальный фотоархив "Затерянные миры"

Национальный фотоархив "Затерянные миры"

Ключевые слова

Последние темы

» "Юнкерсы" упорно рвались к станции, на которой стояли наши составы с танками и пушками...
Вт Янв 09, 2018 6:34 pm автор Admin

» Шлейф немецкой копоти окутывает мой самолет, а гитлеровец уже крутится и идет к земле...
Вт Янв 09, 2018 6:32 pm автор Admin

» Наш наводчик прыгает с башни танка прямо на капитана, отбирает у него пистолет и бьет его по морде...
Вт Янв 09, 2018 6:27 pm автор Admin

» «Российской армии нечего бояться»: американец о службе в военно-морском флоте РФ
Вт Янв 09, 2018 6:23 pm автор Admin

» КА-58 - "Черный призрак"
Вт Янв 09, 2018 6:18 pm автор Admin

» Что-то пошло не так: какие корабли и суда не получил ВМФ в 2017 году
Пн Янв 08, 2018 4:18 pm автор Admin

» Концепции легкого авианосца и корвета от Крыловского центра в 2017 году остались невостребованными
Пн Янв 08, 2018 4:13 pm автор Admin

» Полковая разведка. Вспоминает Андреенко П.Н.
Пн Янв 08, 2018 4:10 pm автор Admin

» Поляков А.М. командир разведвзвода
Пн Янв 08, 2018 4:07 pm автор Admin

Декабрь 2018

ПнВтСрЧтПтСбВс
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31      

Календарь Календарь

Самые активные пользователи за месяц


    Наш наводчик прыгает с башни танка прямо на капитана, отбирает у него пистолет и бьет его по морде...

    Поделиться

    Admin
    Admin

    Сообщения : 18
    Дата регистрации : 2018-01-08

    Наш наводчик прыгает с башни танка прямо на капитана, отбирает у него пистолет и бьет его по морде...

    Сообщение автор Admin в Вт Янв 09, 2018 6:27 pm

    [size=38]Наш наводчик прыгает с башни танка прямо на капитана, отбирает у него пистолет и бьет его по морде...[/size]


    В деревушке, которую мы захватили, оказалось большое количество трофеев: пушки, грузовики, бронетранспортеры, ну и естественно немецкие солдафоны. Вот только танков здесь не оказалось. Враг, которого мы выбили из деревни, откатился на три километра, а мы после заправки горючим и боеприпасами опять готовы продолжать наступление. Мой Т-34 и еще один танк командир посылает в голове колонны. Дорога раскисла и идущая впереди "тридцатьчетверка" оставляет глубокие следы гусеницами. Наш механик-водитель ведет машину на половину трака левее, чтобы окончательно не увязнуть в этой грязи.


    Пока немцы далеко и не открыли по нам стрельбу, я сажусь на шаровую установку пулемета, а наводчик и радист обустраиваются на башне, опустив ноги в открытые люки. Позади нас, на трансмиссии, сидят десантники, человек десять. Вдруг взрыв! Под гусеницей взрывается фугас и башню срывает с креплений. Радист и наводчик вместе с башней улетают на обочину дороги. Оба живы, но у обоих переломаны ноги. В этот момент мы проезжаем мимо маленького деревенского домика, на крышу которого меня забрасывает взрывной волной. Но я падаю удачно, костей не ломаю и по крыше скатываюсь на землю. Распахиваю калитку двора и выскакиваю на улицу. Наш Т-34 горит ярким пламенем, внутри рвутся снаряды и патроны.
    Вижу, что парторг лежит впереди танка в нескольких метрах. Он тоже сидел на танке, а теперь весь облит соляркой и горит, кричит от боли и катается по земле. Скидываю танковую куртку и набрасываю на него, пытаюсь потушить. Когда открытый огонь исчезает, оттаскиваю его с дороги. Заряжающий и механик-водитель, которые сидели в танке, к сожалению погибают. Также убиты почти все десантники. Из всех присутствующих я отделался легче всех, только лопнули барабанные перепонки и я теперь плохо слышу. В результате я на месяц оказываюсь на больничной койке.
    После лечения я получаю должность начальника штаба, так как бывший начальник и его заместитель ранены и находятся в госпитале. Мы атакуем населенный пункт, который расположен очень неудобно для нас. Он между двух холмов в глубокой балке, а немецкие негодяи окопались на склонах этих холмов. Мы подходим к этой деревне по дороге и оказываемся между двух огней. Не успеваем оглянуться, как уже пять наших танков горят, но другого выхода у нас нет - только двигаться дальше. На дорогу мы больше не суемся, так как это бесполезно. Высылаем вперед разведвзвод, который обнаруживает обходной путь по горам. По обнаруженной разведчиками дорожке с тыла входим в деревню, уничтожаем плотным огнем немцев на одном из холмов и закрепляемся на нем. С другого склона в нас летят мины и снаряды, и мы прячем танки за деревенскими домами.
    Заходим в дом с радистом батальона и расстилаем на столе карту, чтобы решить, как действовать дальше. Внезапно в окно влетает подкалиберный снаряд и сносит ему половину головы. Но он еще жив и с недоумением хлопает глазами, а часть его мозгов вытекает на стол и пачкает карту. Потом, лишившись чувств, он падает на стол. Хотя я не раз видел, как мои товарищи гибли прямо у меня на глазах, сейчас мне становится по-настоящему страшно. Выбегаю из дома и бегу к командиру батальона. До соседней избы, где он находится, всего тридцать метров, но это пространство простреливается немцами из пулемета. Я уже оставляю позади десять метров, как перед моим носом пролетает пулеметная трасса. Останавливаюсь, а немец перестает стрелять, чтобы немного повернуть пулемет. Бегу опять, и пули пролетают за моей спиной. Забегаю в дом и рассказываю комбату, что случилось с радистом.
    Позже со мной случается еще более страшный момент. Мы неохотно перестреливаемся с немецкими танками, когда ротный садится на место командира, а мне разрешают немного поспать. Ложусь рядом с танком и засыпаю. Через какое-то время из окопа вылезает пьяный капитан пехотинцев и орет: "Я вас всех сейчас уложу!" Потом идет, качаясь, вдоль траншеи и подходит к нашему танку. Я этого всего не вижу, так как крепко сплю. Вдруг кто-то как даст мне ногой в спину!
    "Сволочь такая, я тебя сейчас пришью!" - это пьяный капитан орет на меня. "Иди в бой, чего разлегся?" Спросонья я теряю дар речи. Ведь нажмет сейчас на курок, и картинка передо мной навсегда исчезнет. Меня спасает то, что наводчик наш, здоровый парень, через открытый люк танка слышит это представление и выскакивает наружу. Он прыгает с башни прямо на капитана, отбирает у него пистолет и со всей силы бьет его по морде. Тот немного приходит в себя, встает и ковыляет к себе в траншею. Немножко с опозданием мне становится действительно страшно. Если бы не наводчик, я бы погиб не за грош на этой чертовой войне...
    Март 1945 года.


      Текущее время Чт Дек 13, 2018 6:16 am